Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

фламенко

Веселое трудоустройство. Еще парочка историй.

История третья.
Некоторые работодатели очень настойчиво хотят отправить меня на две буквы. Т.е. приобщить к занятию PR-ом. И рекламой, конечно же, его неразлучной сестрой. Так вот, еще в начале июня (или даже в мае?) мне вдруг позвонила женщина и голосом, напоминавшим поэта Фаину Гримберг, пригласила на собеседование в некое PR-агентство на Пушкинской. Красивый офис, девушка в форме на ресепшене, фирменные леденцы при входе в огромной стеклянной вазе - о чем еще можно мечтать выпускнику с незначительным оптом работы?.. Первым делом женщина, оказавшаяся вовсе не похожей на Фаину Гримберг, протянула мне БУМАЖКУ, на которой было написано то, что обычно говорят вслух и не особо стесняются: "Если Вы нам подходите, мы Вам перезвоним. Если не перезвоним - значит, не подходите". Это окончательно убедило меня в отсутствии у вышеупомянутой женщины качеств кадрового менеджера. Ну не должен кадровый менеджер быть таким застенчивым! Так вот. Приглашали меня, увы, не пиарщиком и не кем-либо еще, а корректором. И - еще о застенчивости - на вопрос о финансовой стороне дела мне ответили: "Ну, примерно столько, сколько у Вас в резюме написано". Потому что трудно называть священную цифру зарплаты, а еще труднее - называть маленькую цифру:) Так вот, значит, корректором. На полный день. Корректировать рекламные тексты (да, конечно, меня бесят ашыпки в рекламе, но я не настолько альтруистична, чтобы ради того, чтобы этих ошибок было поменьше, тратить по 40 часов в неделю в лучшие годы своей молодости!). Вопросы эта лже-Фаина Гримберг мне задавала очень странные. Например, кто Ваши папа и мама по профессии? Или: чем Вас заинтересовала наша вакансия? "Вашим звонком!" - честно ответила я, потому что их вакансия меня не особенно-то интересовала даже после звонка, а до него я просто не знала о ее существовании).
Я вышла из пафосного офиса, прихватив горсточку фирменных леденцов, и поняла, что мне срочно нужна психологическая реабилитация после всего пережитого. В поисках реабилитации я решила найти какое-нибудь место, где можно посидеть и расслабиться за чашечкой чего-нибудь. Тут мне очень кстати подвернулся Макдональдс на Пушкинской и его более пристойная ипостась - Маккафе, где я немедленно выпила большую чашу капуччино с тортиком. Вернее, медленно, долго, растягивая удовольствие. И направилась домой с надеждой, что мне не перезвонят. Потому что я не хочу быть корректором рекламных текстов на полный день, я уже сказала. И если бы перезвонили, мне пришлось бы придумывать витиеватый отказ.
Как ни удивительно, мне действительно не перезвонили. Видимо, лже-Фаине Гримберг не понравился мой зеленый маникюр. А он так гармонировал с моим зеленым плащом!

История четвертая.
Это снова история про пиар. Она произошла со мной буквально два дня назад, в понедельник. В середине дня (часа этак в 4) мне звонит девушка и осведомляется, ищу ли я работу корректора. Ну вообще-то не корректора, девушка... Но я ей в этом не призналась - интересно же, что мне предложат на сей раз. "Приходите сегодня к нам на собеседование", - сказала девушка. - "Сегодня?" - удивилась я. - "Ну, вечером..." - "Так уже же не утро" - "Ну, часов в семь-восемь..." "Ладно, - подумала я, - схожу ради интереса". Все равно планов на вечер не было. Как ни смешно, это была опять моя любимая Пушкинская. Опять пафосный офис (ну пиар же, чего вы хотите). Правда, у входа меня ожидали не конфетки, а толпа молодежи. "Это что, все на работу устраиваться?" - подумала я и зашла внутрь. Охранник спросил: "Вы на кастинг? Тогда ждите на улице!" - "Ну вообще-то не совсем... Я по поводу работы" - "А, ну тогда позвоните, к кому Вы там" Я позвонила два раза. Оба раза вызов сбросили. Потом пришла смс-ка следующего содержания: "??? Совещание". Я уже решила возмутиться и уйти, уже даже вышла во двор , предварительно написав в ответ "Вы же меня на собеседование приглашали"... Но тут мне ответили: "Вы пришли? Поднимайтесь на 2 этаж". Я поднялась и обнаружила на 2 этаже пустоту, нарушаемую только присутствием двух девушек, которые тоже на собеседование, но не к моей Елене, а к кому-то другому. Минут через пять она появилась - босая, в обнимку с ноутом. Ну что, пошли поговорим? Пошли. Из первого кабинета, где мы сели, нас через две минуты выгнал кто-то из их сотрудников - и мы переместились в другой, большой, просторный, с диванчиком и еще одной девушкой, с которой моя Елена то и дело обсуждала вопросы наличия зажигалки и покупки кока-колы. А мне она сначала предложила рассказать о себе, никаких вопросов не задала, на мои вопросы отвечала почти как лже-Фаина из предыдущей истории - корректировать (правда, и редактировать тоже) рекламные тексты полный рабочий день, причем очень оперативно, а денег мы Вам будем платить примерно столько, сколько у Вас в резюме написано (кстати, а сколько у Вас там стоит?). В конце концов она предложила: "Давайте Вы сейчас придете домой, позвоните мне, и я пришлю Вам пробные тексты на редактирование. И замечу, сколько времени Вам на это понадобится. А если все будет ОК, то с завтрашнего дня будете у нас работать". Я опять офигела, естественно. Вот так вот тебе, ничего не подозревающему свободному художнику-редактору-литератору, звонят в середине дня, вечером гонят на собеседование, а завтра будь любезен на работу! Пахать на какую-то пиар-фирму! А если ВЫ мне НЕ ПОНРАВИЛИСЬ? Вообще поражает эта самонадеянность кадровиков: они считают, что только они могут отказать соискателю, потому что он не понравился, а что соискателю может НЕ ПОНРАВИТЬСЯ РАБОТОДАТЕЛЬ - этого, по их мнению, быть не может или по крайней мере не должно. Я ответила, что у меня на завтра планы вообще-то. "Ну первый день можете поработать дистанционно. Со мной испытательный срок первые два дня".
Выйдя из лабиринта переулков, я отправилась за уже проверенной психологической помощью в Маккафе. На сей раз, в отличие от дождливого июня, я заказала фраппе (такой ледяной молочный коктейль, очень опасно для горла), а затем поехала домой. Придя в себя, позвонила Елене. Она выслала мне несколько маленьких одноабзацных текстов прямо в теле письма. Я отредактировала, отослала обратно в ворде. Мне в ответ на это пришло еще одно письмо, очень длинное, состоящее целиком из цифр и латинских букв - больших и маленьких вперемежку (как будто такой очень длинный автоматически сгенерированный пароль!). Никакая из общепринятых кодировок не помогла разобрать смысл написанного, о чем я и сообщила Елене. Она ответила: "Так сделайте в ворде!". Что, вот что надо было сделать в ворде, если письмо НЕ ЧИТАЕТСЯ?! Ни вордом, ничем! Об этом я также сообщила Елене (в вежливой форме, естественно), но ответа до сих пор так и не получила и, боюсь, не получу.
Видимо, им нужен был не корректор, а дешифровщик. Вообще, конечно, нас учили истории дешифровки древних систем письма, но мы там, знаете ли, на египетских иероглифах тренировались, а не на неправильных кодировках.
А могла бы ведь уже вторые сутки работать корректором рекламных текстов на полный день... Эх, упустила свое счастье!:)